22 января 2014 г.

Sic transit gloria mundi

Величие страны измеряется не тем, сколько драгоценных камней в короне её правителя, а тем, сколько грошей в кармане у последнего бродяги.

9 октября 2013 г.

Страшная сказка на ночь

— Степан.
— Иосиф.
— Bist du Deutscher, Josef?
— Ja, ja, — лицо его освещается радостью: видимо, обычно его принимают за еврея, — Aber... ich spreche Deutsch sehr schlecht... und du?
— Ich bin Russisch, ich habe Deutsch nur in der Schule gelernt.

Дело было в начале зимы 2012 года, в поезде из Барнаула. И чего только не наслушаешься, едучи ночью в общем вагоне... засыпаешь, и сквозь дрёму слышишь, как постмодернистский радиоспектакль, то ли страшную сказку, то ли обыкновенную, привычную быль:

— А помнишь ещё Миша такой был, ну, за Машкой ещё бегал?..
— Да-да, был такой...
— Она ж ему отказала, знаешь?
— Ну и правильно сделала, я бы тоже не согласилась!
— Я с тобой согласна, и с Машкой тоже, а он-то её за это — топором...

Диалог перебивается голосами из другого угла купе:
— Жениться, — говорит, — хочу, венчаться...
— Так кто ж тебе мешает?
— Нельзя нам, мусульмане мы.
— Ну крестись из басурманской веры в православную, и венчайся!
— Да как креститься, это ж в Бога верить надо... а я ведь атеист...

По коридору ходят странные, полупьяные люди, иногда слышится брань, крики... воет ветер, сыплет снег за окном... и уже то ли слышишь, то ли сам домысливаешь к этой сказочке на ночь ветвящийся счастливый конец — ходили к ясновидцам, ездили к каким-то верующим в Будду туземцам: Машка жива, вроде как или где-то за Уралом, или ушла в Китай по Чуйской дороге... а  Мишка? — что Мишка? Бог ему судия... Рубит — значит любит.

19 августа 2013 г.

Что украинцу «Живчик» — то немцу Apfelschorle

«Просвещённый человек говорит на том языке, который приличествует случаю, обыватель — на котором лучше умеет. Ну что поделать, если о любви полагается петь по-французски, а я умею только по-украински...»

13 июля 2013 г.

На Крещатике

Вяло митингует оппозиция. Это у нас она митингует только по большим праздникам, потому что омоновцы бьют оппозиционеров дубинками. Получается что-то вроде диалектического единства. А украинский ОМОН остановили гаишники где-то под Белой Церковью, и митинг теперь не кончается. У нас же гаишников давно переименовали, и теперь они могут остановить разве что выпившего вчерашний кефир водителя.

Хай живе вільна Україна.

16 июня 2013 г.

Ночь. Улица. Фонарь...

Эх, ничего нового не прочтёшь на свете... Открываю томик Т. Боровского, читаю:

Uliczny mrok. Latarnie. Cisza.
Plac. Kilka ulic...

2 июня 2013 г.

Госэкзамен

Говорят, когда человек счастлив, он перестаёт писать в блог. Итак, дорогие читатели, я снова с вами.

В пятницу у нас был госэкзамен. Раньше я относился к этой церемонии как к чему-то необходимому и разумному. Да, это так. С одной стороны. Окончание университета, все радуются и немножко грустят, рассказывают простенькие вопросы из программы без запинки, как первоклассники рассказывают стихи, решают задачки, получают — в основном — «пятёрки». Разве цветов не хватает. А с другой стороны — абсурд, достойный пера Довлатова. Зачем всё это? Не сдать «гос» невозможно, оценка как правило адекватна среднему баллу зачётной книжки (грубо говоря, «четвёрку» получает тот, кто из-за неё не удавится, «тройку» ... честно говоря, не припомню даже), уровень знаний или культуры от подготовки и сдачи ещё одного обзорного экзамена вряд ли существенно растёт. Можно ли что-то поменять? Ужесточить режим? Запретить списывать? Изменить программу? Давать сложные задачи? Я не вижу и в этом смысла. Итак, зачем? Я не знаю ответа.

А пока не знаю, продолжаю следовать традиции. И стараюсь давать красивые интересные задачи (увы, ограниченные программой экзамена, составленной явно без оглядки на нашего брата). Не экзамен, так хоть небольшой маткружок.

31 января 2013 г.

«Это Университет. Здесь не воруют»

Когда я был студентом, у нас на 13-м этаже мехмата была книжная лавка. Она представляла собой большой стеллаж с книгами, с краю которого мирно спала в кресле продавщица (она же повелитель ксерокса), а мимо него всегда крутилась куча студентов. Студенты брали книги с полки, листали их (совсем хитрые тут же и учили к экзаменам), если книга показалась полезной — покупали. Я как-то спросил, дескать, а почему не боятся воровства — и получил естественный ответ: это Университет, здесь не воруют.

Вчера я опять в этом убедился, забыв на экзамене устройство для подзарядки переносной ЭВМ. Устройство стоит копейки, но машинка снята с производства. Подзарядив компьютер, я забыл эту штуку на подоконнике в одной из аудиторий 2-го учебного корпуса. Пришёл через неделю — а оно там и лежит. Это Университет. Здесь не воруют.